Category: транспорт

Category was added automatically. Read all entries about "транспорт".

berlin

Владимир Сорокин КРАСНАЯ ПИРАМИДА (рассказ)

Владимир Сорокин БЕЛЫЙ КВАДРАТ


Красная пирамида

Н. Н. Артамоновой

В общем, Юра перепутал Фрязино с Фрязево и уехал не туда. Наташа все объяснила ему: Ярославский вокзал, направление Фрязево или Щелково. Ее станция — Загорянская, где не все электрички останавливались. Фрязевская останавливалась, а фрязинская — совсем нет. Юру угораздило сесть на фрязинскую.

— Есть электричка в шесть пятнадцать, она ходит по будням регулярно,— говорила ему Наташа, стоя у станции метро «Динамо» и облизывая мороженое, зажатое двумя круглыми вафлями, которым Юра угостил ее.— Всегда у нас останавливается.

— И сколько часов... ммм... ехать?— сострил Юра, громко и много откусывая от своего мороженого вместе с вафлей.

— Сорок пять минут,— улыбнулась Наташа.— К семи будете у нас.

Они встречались третий раз, но почему-то так и не перешли на «ты».

— Большая компания?

— Маленьких не бывает!— рассмеялась Наташа, тряхнув головой.

Она всегда так делала, когда говорила что-то веселое. У нее это выходило как-то чересчур искренне, что даже слегка граничило с глуповатой наивностью, но она не была глупой, Юра это быстро понял. Вообще, она все больше нравилась ему: небольшого роста, стройная, смуглая, подвижная, почти всегда улыбающаяся. Явно с примесью южных кровей. Что-то молдавское, армянское, а может, еврейское. Но Юра пока не спрашивал о корнях. От Наташи всегда шла волна радости. Ее волосы были черными, заплетенными в две тугие косы, обвивающие голову.

— Когорта поклонников предполагается? — Он быстро расправлялся с потекшим мороженым.

— Непременно!— Наташа снова тряхнула головой.

— Дуэльные пистолеты у вас найдутся?

— Есть папина двустволка!

— Патроны — за мной.

— Договорились!

Collapse )

скока лет прошло, теперь уже не стыдно

Пытаясь подражать Владимиру Сорокину. Павел Херц.

«Следующая станция «Соколинская» - хрипло произнес репродуктор. Виталик оторвался от книги и потянулся. За окном электрички сначала медленно, а потом все быстрее замелькали тусклые подмосковные фонари. Он закрыл книгу, загнув уголок недочитанной страницы, и спрятал ее в рюкзак. Поднялся со скамейки и протиснулся между  дремлющими пассажирами. В тамбуре было пусто. Он прислонился плечом к стенке и стоял так, покачиваясь вместе с вагоном и обдумывая прочитанное. Поезд сбавил ход и остановился. Двери открылись, но никто не зашел и не вышел. Большинство пассажиров  ехало до следующей станции. Туда же ехал и Виталик. Он проверил молнии на рюкзаке и надел его на оба плеча. Достал из кармана вязанную шапочку и плотно натянул ее на голову. В тамбур начали выходить люди. Когда электричка остановилась на «Ровонке», из полного тамбура в вагон тянулась  длинная очередь выходящих.  Двери открылись, и Виталик шагнул в темноту.

Быстрым шагом  он направился  к лестнице с платформы.  Впереди оказался только паренек в кожаной кепке, но и его Виталик обогнал, перейдя на бег, как только лестница кончилась. Он не глядел в сторону электрички, но чутко прислушивался к издаваемым ею звукам.  Вот раздалось шипение и стук закрываемых дверей.  Пробежав метров тридцать до конца платформы, Виталик кинулся по протоптанной тропинке к переходу через рельсы. Когда он перепрыгнул второй рельс, электричка, коротко взревев, тронулась с места. Оглянувшись, Виталик убедился, что из спустившихся с платформы по лестнице, перед электричкой успел проскочить он один. Впереди были только те пассажиры, кто спрыгнул с платформы прямо перед носом электрички. Виталик  глубоко вздохнул и задержал дыхание. Коротко выдохнул, хрустнул плечами  и двинулся вперед быстрым шагом.

Дорога к автобусной остановке  шла вдоль платформы, между рядами пустых и темных сейчас торговых рядов привокзального рынка. Резко пахло какой-то гнилью. Впереди маячили силуэты. Их было всего четверо.  На ходу Виталик вытащил из внутреннего кармана длинное шило с деревянной ручкой и снял с металлического жала скрученное из газеты подобие ножен.

Последней шла невысокая девушка в короткой дубленке и светлой вязаной шапочке. Виталик догнал ее и, не останавливаясь, плавным движением, похожим на упражнение у-шу,  вдвинул шило чуть левее позвоночника. Девушка не издала ни звука, ее тело, продолжая двигаться по инерции, мягко упало вперед, соскользнув с острия.  Шагов через пять Виталик догнал второго. Это был работяга в кроличьей шапке и китайском пуховике. Подойдя сзади и чуть левее, Виталик правой рукой с шилом ударил его в шею, под левой скулой. Мужик издал  легкий хрип и споткнулся. Не вытаскивая шила,  Виталик  повалил его вперед и вправо, отдернув руку, когда тело уже уверенно падало.  Еще до того, как голова работяги стукнулась об асфальт, он в два прыжка догнал третьего. Молодой парень в кожаной куртке, с портфелем, похожий на клерка шел очень быстро,  наверняка торопился на маршрутку. Виталик обогнал его слева, одним движением развернулся на пол-оборота вправо и ударил парня в грудь. Сразу же выдернул шило, продолжая быстро идти вперед. Парень довольно громко вскрикнул, но это было уже не так важно – оставался всего один.  Это был здоровенный мужчина, на полторы головы выше Виталика. Он не услышал крика и уверенно двигался к выходу с рынка. Оценив его размеры и вес, Виталик взял шило двумя руками и, коротко разбежавшись, вонзил его по рукоять в то место, где шея переходила в спину, вложив в удар весь вес своего тела. Мужчина пошатнулся, но не упал, а еще секунд пять пытался руками достать Виталика, практически висящего на его спине. Потом колени у него подломились, и он повалился лицом на грязный лед у прилавка. Виталик упал ему на спину, но сразу же вскочил, рывком выдернул шило, и быстро пошел к выходу с рынка. На ходу он осмотрел шило, убедился, что на деревянную рукоятку не попала кровь, и, снова  надев на жало самодельные ножны, убрал его во внутренний карман.

Выйдя из темноты пустого рынка к тусклому свету привокзальной площади, Виталик  свернул к платформе, поднялся на нее по боковой лесенке и подошел к большому жестяному плакату, прикрепленному на фонарном столбе. На плакате в примитивистской манере были изображены приближающаяся электричка и черный силуэт, прыгающий с платформы прямо ей под колеса. Надпись  гласила «ПРЫГАТЬ С ПЛАТФОРМЫ ОПАСНО!» Виталик достал из кармана ключи и, открыв малюсенький ножик-брелок, процарапал на плакате еще четыре черточки вдобавок к длинному ряду уже имеющихся.
1

из "Теллурии": волшебные места (с ил.)

"В поездь быв громко и страшни. Целу ноць ехаць в поездь. И я боявсь и пвакав шибко".
"...И я стояць и глядець. И ко мни подойшла одна женшчин. Ее назваць Коломбина. И она снимаць веночець со своей голови и мени на руце надеваць".
"...И я хотець большой щастья. И я согласицця".
"...Коломбина мени гладець и говориць хороши слова. И я успокоивь".

кент
Рис. Н. Рушевой (1952 - 1969)

"...И я скакав и радовацця и несць Коломбину а она на мени сидець и смеяцця и пець песню. И я скакав и скакав и несць Коломбину через лесчець и мени быв оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень оцень хорошо".
"...А когда проснулсць Коломбины нет.
А тут и меня все искаць и конюх на меня кричаць и биць меня кнучець и на повод браць. А я став пвакаць и зваць Коломбину. А меня наказываць и ставяць в конюшне без еды. И я стояв и пвакаць и кричаць Коломбину...
А младший конюх мени говориць Коломбина уже уехаць в санкпитербох.
И я очень пвакаць и кричаць и звать Коломбину.
А мени наказываць и посадиць на чепочку. И я два дни не исте и не пив. И зваць Коломбину и пвакаць много.
А потом ноць когда став я порваць чепочку ворота конюшни ломаць и бежаць в санкпитербох Коломбину искаць".

XLII, "Теллурия", В. Сорокин.
berlin

Владимир Сорокин (фотография)

.
via Сергей Летов



Андрей Монастырский, Сергей Летов, Владимир Сорокин и Елена Романова на поле у деревни Кийовы горки.

Из архива Геннадия Кацова. После неудачной попытки осуществления первого варианта акции "Выстрел" группы "Коллективные Действия".

Первый вариант "Выстрела", имевший еще подзаголовок "Кнуты и флаги", не был осуществлен, потому что приглашенные зрители опоздали на последнюю электричку перед перерывом, мы очень замерзли, их ожидая, и в пароксизме отчаяния, в значительной степени под влиянием В. Сорокина все приготовленное для акции разломали... На фото Лена держит стрелу. Акция была осуществлена 3 неделями позже при хорошей погоде, но Сорокин в ней участвовал уже только как зритель.
.
berlin

Владимир Сорокин ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ (рассказ из сборника МОНОКЛОН, 2010)


Владимир Сорокин МОНОКЛОН

Владимир Сорокин
ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ
рассказ

— Это вы такие видите сны?— осведомился прокурор.
— Да, такие вижу сны… А вы уж не хотите ли записать?— криво усмехнулся Митя.
— Нет-с, не записать, но все же любопытные у вас сны.
— Теперь уж не сон! Реализм, господа, реализм действительной жизни!

Ф.М.Достоевский «Братья Карамазовы»

Нам всем грозит свобода,
Свобода без конца.

Д.А.Пригов


Collapse )
.
berlin

Владимир Сорокин (рассказ) // "Сноб", 27 августа 2010 года




ТРИДЦАТЬ ПЕРВОЕ

― Это вы такие видите сны?― осведомился прокурор.
― Да, такие вижу сны… А вы уж не хотите ли записать?― криво усмехнулся Митя.
― Нет-с, не записать, но все же любопытные у вас сны.
― Теперь уж не сон! Реализм, господа, реализм действительной жизни!

Ф.М.Достоевский «Братья Карамазовы»

Нам всем грозит свобода,
Свобода без конца.

Д.А.Пригов

Collapse )
.