Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Chaos

Неспешно прочитал всего Сорокина и возник вопрос про Лёд

А как вы считаете - такая структура существует?

Поясню: вот есть например Сорос и "Единая Россия" - это ребята серьезные, но в то же время - в чем-то конченные. Ну, обычные хапуги, власть ради власти, "1984". Такие, с которыми срать рядом не сядешь.

А есть ли хорошие, "ледяные", "сердечные" структуры такого же рода?

Дело в том, что ледяная тема Сорокина - очень близка мне. И мне интересны какие-то реальные движения в эту сторону.
berlin

// Сатирическое издание ИА «Панорама»

Писатель Сорокин возьмется за детскую литературу

Писатель Владимир Сорокин начнет писать книги для детей. О таком решении он объявил на пресс-конференции в Москве.

«Учитывая, сколько моих книг становились практически пророческими, я решил взять на себя достаточно ответственную миссию — готовить сегодняшних детей к реалиям 2040-2050-х годов. Думаю, приблизительно так. Поколение, которое намерено возмужать в 2020-е и 2030-е, может читать «День опричника», — сказал он.

Сорокин также рассказал о подробностях сюжета новой книги, предназначенной для детей от 8 до 12 лет. В романе «Плиоценовый фаллос» речь пойдет о юном геологе, который во время экспедиции на Алтай обнаруживает подземный город с людьми-арахнидами, подконтрольными эфемерным созданиям из недр Земли, сотканным из воспоминаний о живых богах. Объединившись со своим взрослым гомосексуальным партнером, потомственным литовским боярином Юргенсом Лукастасом, он планирует дать бой готовящемуся под землёй нашествию на Русь, однако выясняет, что врагов не победить без кибернетического перерождения. Параллельная линия сюжета посвящена печнику, работающему в огромной неназванной немецкой корпорации и охраняющему в дворницкой тайное святилище бога Бахуса. Столкнутся ли персонажи романа и сможет ли главный герой справиться с хтоническим экстазом ритуала трансформации, российские дети узнают уже в следующем году.

Борис Гонтермахер // Сатирическое издание ИА «Панорама», 16 июля 2018 года






Владимир Сорокин «Плиоценовый фаллос»

В июле прошлого года классик современной русской литературы Владимир Сорокин объявил о том, что начнёт писать и для детей. Вашему вниманию представляется новая веха творчества маэстро — роман «Плиоценовый фаллос», предназначенный для читателей до 12 лет.

В романе проходят две сюжетные линии. В первой из них юный геолог Петруша и его партнёр боярин Юстас открывают подземный город людей-арахнидов. Во второй линии безымянный дворник становится хранителем тайного святилища бога Бахуса.

Московская ассоциация учителей литературы уже дала книге лучшие оценки, порекомендовав её для внеклассного и каникулярного чтения. В романе читатели найдут не только захватывающий сюжет, но и готические иллюстрации, а также ценные комментарии самого автора.

Максим Фрейденберг // Сатирическое издание ИА «Панорама», 24 февраля 2019 года
berlin

Владимир Сорокин // «Esquire», №136, август 2017 года




В ПОЛЕ

— Чудесный аксессуар у вас, — Мейерхольд положил голую ногу на стул.

— Это называется «чемодан визажиста». Поднимите-ка...

Он приподнял ногу, Поля подложила под нее чистое вафельное полотенце:

— Спину потом сделаем.

— Чемоданчик... — Родос губами вытянул сигарету из пачки «Кента», протянул пачку сидящему Мейерхольду. — Без него никуда?
Они закурили.

— Не то слово, — Поля зачерпнула крем, стала быстро накладывать его на бедро Мейерхольда. — У меня подруга однажды в такси забыла. Ехала ночью с пьянки. Бывает такой облом. И все. Конец профессии.

— А новый купить?

— Он пустой-то стоит двадцать штук. А там же еще содержимое. Палитры, кисти, крема, техника. У меня шесть японских кистей по сто баксов каждая...

— Ну а... Занять бабок? Типа потом отработаю?

— Понимаете...

— Давай на «ты»?

— Да. Понимаешь, каждая собирает свой чемодан месяцами, годами. Это все сразу не купишь, надо пробовать, привыкать, выбирать, менять.

— Как гардероб, да? — Родос нервно прохаживался, поскрипывая только что начищенными сапогами. — Пиджачки, юбчонки, девчонки...

— Че, мандражишь? — Мейерхольд выпустил в него дым.

— Есть малек. Москва все-таки... Поль, а вы... Ой, ты москвичка?

— Подмосковье. Малаховка. Родители из Астрахани.

— Во! Тоже рыбное место! — засмеялся Мейерхольд.

— Да, с рыбой у нас в семье умеют обращаться. Не тряси ногой. Так, нога — поперечные синяки, спина — продольные, да?

— Да.

— Сделаем.

Collapse )


berlin

Рита Долматова // "На Западе Москвы", 2 октября 2015 года

.


Леонид Десятников записывает оперу «Дети Розенталя» на «Мосфильме»

Напомним, что "Дети Розенталя" Леонида Десятникова - первая опера, созданная по заказу Большого театра за тридцатилетний период. Премьера состоялась в 2005 году, и, вопреки ожиданиям противников творчества Владимира Сорокина - автора либретто, уже через год получила "Золотую маску" . Создателей спектакля отметили высокой наградой за инициативу в развитии современной российской оперы. В настоящее время работа над "Детьми Розенталя" идет не в стенах Большого, а в производственном комплексе Киноконцерна "Мосфильм".

Результатом этой «кипучей деятельности» станет официальная запись на аудиодиске. Отметим, что известного российского композитора Леонида Десятникова с "Мосфильмом" связывает успешное многолетнее сотрудничество: звукозаписывающая студия Киноконцерна является, по его словам, лучшей в стране. Кроме того, заслуживает восхищения и высокий уровень профессионализма местных звукорежиссеров. Меломанов не может не радовать состав исполнителей: дирижирует Александр Ведерников, солисты Петр Мигунов и Максим Пастер , также приглашены Василий Ладюг, Елена Манистина, Александр Телига, Борис Стаценко, Кристина Мхитарян. Кстати, автор либретто, Владимир Сорокин, считает , что "Детям Розенталя" Леонида Десятникова суждено пережить свое время.
.
berlin

РУССКИЕ ДЕТИ (антология)

.


РУССКИЕ ДЕТИ

антология

серия: "The Big Book"
составители: Павел Крусанов, Александр Етоев
издательства: "Азбука", "Азбука-Аттикус", 2013
твёрдый переплёт, суперобложка, 800 стр.
тираж: 10.000 экз.
ISBN 978-5-389-05721-0

От составителей

Знаете, как опытным путём убедиться, что Земля вертится?

Летом, когда трава на лугу скошена и уже подсохла, но, ещё не собранная, лежит на земле, раскрутить себя сильно-сильно по часовой стрелке или против, неважно, и так кружиться, кружиться, пока не упадёшь в сено и, вдыхая его пряные запахи, не увидишь, что ты лежишь, а земное пространство вокруг тебя продолжает своё вращение. Так делает герой одного из рассказов этой книги.

А то, что ангелы бывают нянями, об этом вы знаете? И что девочки превращаются в драконов, пираты не терпят слов с буквой «о», серые камни на самом деле серебряные и Майкл Джексон будет отмщён? И мир наш был перевёрнут когда-то, давно, ещё во времена шерстистых носорогов и саблезубых тигров, поставлен с ног на голову и так стоит на голове до сих пор?

Не знаете — вернее, знали, но, повзрослев, забыли. Потому что такие знания даются исключительно детям, как прозрение, происходящее помимо опыта, ну, иногда взрослым, упорно цепляющимся за детство, как за борт подводного корабля, совершающего срочное погружение. И эти чудесные дары вручаются по справедливости, потому что детство — волшебная пора, усыпанная пыльцой рая, и дети непременно должны быть счастливы, пусть сами они далеко не всегда осведомлены о своём счастье. Ведь вся остальная жизнь — лишь расплата за это недолгое блаженство.

Ну и поскольку мир, как уже сказано, стоит на голове (а в таком деле, как стояние на голове, дети, поверьте, знают толк), мы, составители этой книги, тоже вывернули алфавит, точно чулок, наизнанку и выстроили авторов в обратном порядке, затылок в затылок, чтобы последние стали первыми, но не во имя предписанного грядущего преображения в небесном луна-парке, а просто забавы ради.

Перед вами не детская книга. Перед вами книга о детях. Просим учесть это обстоятельство.

К сожалению, несколько достойных авторов, стреноженные своими издателями, не смогли принять участие в сборнике, о чём мы сожалеем вместе с ними.

И ещё: опубликованные здесь рассказы авторы написали специально для этой книги. За редкими исключениями. Очень редкими.

Итак, 44 автора. Надеемся, у книги будет бодрый путь. Ведь, если приглядеться к цифрам, это — полный привод.



С О Д Е Р Ж А Н И Е

  • От составителей

  • Леонид Юзефович «Гроза. 1987 г »

  • Сергей Шаргунов «Тебе, сынок»

  • Макс Фрай «Две горсти гороха, одна морского песка»

  • Владимир Тучков «Колдун»

  • Марина Степнова «Там, внутри»

  • Виктор Ч. Стасевич «Пряник»

  • Виктор Ч. Стасевич «Встреча»

  • Анна Старобинец «Аргентус»

  • Владимир Сорокин «Колобок»

  • Александр Снегирёв «Луке букварь, Еремею круги на воде»

  • Алексей Слаповский «Лукьянов и Серый»

  • Виталий Сероклинов «Шельмец»

  • Виталий Сероклинов «Цукаты»

  • Виталий Сероклинов «Пряники»

  • Виталий Сероклинов «Чапаев»

  • Роман Сенчин «На будущее»

  • Василий Семёнов, Мария Семёнова «Зелёный луч»

  • Сергей Самсонов «Поорёт и перестанет»

  • Герман Садулаев «Вишни»

  • Андрей Рубанов «Слинго-папа»

  • Олег Постнов «Миргород»

  • Евгений Попов «Когда упадёт Пизанская башня»

  • Людмила Петрушевская «Сказка о родителях и бедных детях»

  • Павел Пепперштейн «Азов»

  • Сергей Носов «Здесь были качели»

  • Татьяна Москвина «День мой рай (Автобиографический рассказ)»

  • Анна Матвеева «Теория заговора»

  • Вадим Левенталь «Ча — Ща пиши с буквой Кровь»

  • Майя Кучерская «Вертоград многоцветный»

  • Наталия Курчатова «Шторм»

  • Вячеслав Курицын «Рождественский рассказ»

  • Павел Крусанов «Как исчезают люди»

  • Сергей Коровин «Шалопай»

  • Наталья Ключарёва «Олух царя небесного»

  • Максим Кантор «Мой аргентинский папа»

  • Шамиль Идиатуллин «Кареглазый Громовик»

  • Александр Етоев «Акуака»

  • Михаил Елизаров «Кубики»

  • Алексей Евдокимов «Респаун»

  • Ольга Дунаевская «Танец живота»

  • Михаил Гиголашвили «Однажды в Тбилиси»

  • Мария Галина «Красивые молодые люди»

  • Евгений Водолазкин «Совсем другое время»

  • Илья Бояшов «Рассказ, который так и не был написан»

  • Владимир Богомяков «Русский ребёнок Вовунец»

  • Белобров-Попов «Высшие силы»

  • Мирослав Бакулин «Я — Божья, я — Божья!!!»

  • Василий Аксёнов «Рыбалка, спорт, и никаких девочек»

  • Об авторах

.
berlin

Николай Семенов // "Век", 2 декабря 2009 года

Владимир Сорокин и Леонид Десятников

КАК БОЛЬШОЙ СТАЛ МАЛЕНЬКИМ

<...>

«Heiaha! Hojotoho! Heiaha! Hojotoho! Проникновенье в новую плоть!». «Плоть твоя будет расти, в теплой матке сладко дремать, сил набираясь в теле упругом советской женщины бодрой». «Вдруг из крыл белоснежных брызнули черви». Это отрывки из либретто нашумевшей оперы «Дети Розенталя». Ее премьера прошла в 2005 году на сцене Большого. «Откровенная бесовщина на сцене», «хор проституток», «не имеет права на существование на сцене Большого театра», «очень непрофессионально и очень слабо» – такие отзывы критиков «Дети Розенталя» получили вполне заслуженно. Либретто написал талантливейший воспеватель расчлененки Владимир Сорокин, а музыку к опере – композитор Леонид Десятников, который недавно стал музыкальным руководителем ГАБТа. Впору задаться вопросом о художественном уровне нынешнего руководства главного театра страны. Впрочем, сам Десятников свою должность в Большом называет «кризис-менеджер». Вот такой сюрреализм в Большом: реконструкцией руководят чиновники и начальство театра, а за художественную составляющую отвечают кризис-менеджеры.

<...>
agent in car

Синопсис либретто оперы "Дети Розенталя"

ВАГНЕР
Папа, купи мне самокат,
Папа, купи мне самокат,
Папа, купи мне самокат… (умирает)

ЧАЙКОВСКИЙ
Папа, я задыхаюсь, задыхаюсь…
Удали мне гланды, папа… (умирает)

МУСОРГСКИЙ
Папа, черный жук, черный жук!..
Папа, черный жук, черный жук!..
Папа, папа, папа…(умирает)


Больше здесь!
new

ЭТАЛОН СЕМЬИ

Существуют эталоны мер и весов, времени … Эталон характера, эталон отношений – их нет. Это обычные стереотипы. Эталон мужа, жены, семьи, любви, домашнего животного … Иванова редко предавалась никчемным философским размышлениям. Но эталоны ее заинтересовали.

Она решила приобщиться. Палата мер и весов место интересное, да и экспозицию открыли всего на месяц. Она поднималась по мраморной лестнице, у нее в голове даже зародилась мысль на тему «Что есть эталон?», но тут она неуклюже подвернула ногу и мысль куда-то благополучно делась.
В огромном зале, наряду с прочими эталонами, размещенными под стеклянными колпаками, напоминающими огромные рюмки, представлен эталон семьи …
Стол, накрытый белой скатертью. За столом двое детей, муж, жена. Маленькая чистенькая жена в красивом фартучке с совковыми цветочками ставит на стол кастрюлю с торчащим из нее половником. Муж читает газету. Он сосредоточен, но не сердит. В бокалах налито что-то красное. Вино? Да нет. Какое вино? Это же эталон семьи! Скорее морс или сок вишневый. На блюде посредине стола ждут своей участи вафли.
Иванова прижалась носом к стеклу. Вокруг нее пихалась обуреваемая интересом толпа, каждый хотел протиснуться поближе. Семья никак не реагировала на толпящийся народ. Чинно и размеренно протекала их жизнь.
- Может они не настоящие? – усомнился кто-то в толпе.
- Да не, вроде живые….
Иванова думала о всякой дребедени: о том, что идет дождь, а она забыла зонтик, о том, что поругалась с руководством, о том, что жмут туфли и что уже начало сентября. Еще она пыталась разглядеть в воздухе над эталоном мифическую тень любовницы. Но ее не было.
Муж, отложив газету, одарил спутницу жизни благодарственным взглядом и начал хлебать то ли щи, то ли суп. Прежде, чем налить первое детям, жена посмотрела на их руки, которые естественно оказались чистыми, повязала им белые салфетки.
- Вот молодец! Нельзя же без горячего! – одобрительно произнесла тетка, стоящая рядом с Ивановой.
Теткин ребенок, не переставая, показывал язык детям из эталона семьи, но если те и поглядели на него заинтересованно разок, то при этом никак не отреагировали.
- Как тебе не стыдно! – приговаривала тетка, отводя ребенка в сторону, - щас милиция придет и заберет тебя. Вот вчера здесь мужик один попу им показал … голую … так его в милицию забрали, за хулиганство, - она тащила дитя за руку к выходу. Ребенок нехотя шел, но, продолжал смотреть в сторону эталона и показывать язык.

Вдруг муж поперхнулся или закашлялся. Жена встревожено вскочила, подбежала к нему. Она остолбенела и судорожно стала расстегивать верхние пуговицы своей белой блузки. Народ засвистел. Иванова знала, что будет дальше, но не ушла, а продолжала стоять и смотреть в каком-то оцепенении. Жена схватилась за горло, как рыба стала хватать ртом воздух, словно хотела сказать что-то, а слов найти не могла. Дети уже лежали на полу, странно дергаясь. В их руках белели салфетки. Купол стал запотевать, муж попятился, уперся в стекло. Раз вернулся и стал бить кулаком, совершенно напрасно, – прочность стекла проверялась в космических условиях, но этого он видно не знал. Муж остановился прямо перед Ивановой, вдруг он замер и стал тихо сползать, прислонившись щекою к стеклу. Люди в панике бились в стекло. Кто-то побежал звать милицию.
Задохнулись, - Иванова, активно работая локтями, пробиралась к выходу.